deep-econom (deep_econom) wrote,
deep-econom
deep_econom

Categories:

о философских абстракциях

Проблема первичности и вторичности волновала философов еще в античности. В частности, они никак не могли понять, что же будет, если сказать два слова, противоречащих друг другу. Какое из них будет истинным, и есть ли истина вообще?

---
История ясельной философии

Проблема первичности и вторичности волновала философов еще в античности. В частности, они никак не могли понять, что же будет, если сказать два слова, противоречащих друг другу. Какое из них будет истинным, и есть ли истина вообще?

Античный философ Недоклит заявил, что истина едина и неизменна. Поэтому второе слово не может опровергнуть первое и не имеет никакой ценности. Он часто собирал учеников и говорил им: "Первое слово дороже второго". Он мог говорить эту фразу часами, а ученики слушали, открыв рот - настолько интересно он умел говорить.

Переклит был противником теории Недоклита. Археологи раскопали его записи, в которых было сказано: "Все течет. Нельзя войти в одну и ту же реку. Срочно приезжай." Последние слова долго приводили историков в недоумение, пока не обнаружилось, что перевод был неточен - на самом деле у Переклита текли трубы, и это была его записка, адресованная водопроводчику. Точный перевод гласил: "Все течет. Тут такая река, что даже не войти. Срочно приезжай."

Переклит любил поспорить с Недоклитом. Их многочисленные споры воспел в своих стихах античный поэт Гомерман:

"Первое словус дороже второвус" - сказал Недоклит седовласый
"Волгус и Мерсус" - контрпример произнес Переклит...

Окончательную ясность внес в этот вопрос философ Аббревиатур. В ответ на "Первое слово дороже второго" он заявил "Первое слово съела корова!", заставив остальных философов глубоко задуматься. Ответить ему на это ничего не смогли, и признали, что спорить он действительно умеет.

Ученик Аббревиатура, древний мыслитель Заплатон, тоже глубоко задумался над этим утверждением. Он долго думал, как же материальное существо, корова, может съесть слово, которое не является предметом, а только выражает какую-то идею. Однажды он участвовал в гонках на колесницах и пришел вторым. Потому что было всего трое участников. Когда олимпийский судья уже собирался вручить медаль победителю, Заплатон вдруг сказал: "Первые - горелые, вторые - золотые". Пришлось отдать золото ему, занявшему второе место, потому что в его словах чувствовался какой-то здравый смысл.

Но на самом деле Заплатон имел в виду, что материальные вещи, которые мы считаем первичными - ерунда, зола, пепел, а истинным золотом являются идеи, которые хоть и кажутся кому-то второстепенными, но на самом деле в них вся фишка.

Ученик Заплатона Апшенотель сказал "Заплатон мне друг, но я с ним больше не дружу". Потому что Апшенотель в тех гонках занял третье место и никакого приза не получил. Он еще немного подумал и сказал: "Третьи - умытые, золотом покрытые". Сказав это несколько раз, он успокоился и записал мысль в блокнотик. Этим он хотел сказать, что золото не может быть в каком-то мире идей, золото покрывает конкретные вещи. Но к восприятию этих вещей надо подходить с осторожностью, потому что если не помыть вещь, то под слоем грязи можно не разглядеть ее сущность. А на самом деле он тоже хотел медаль получить, хотя бы позолоченную, только ему не дали.

После развала античности в мире стала господствовать религия. Религия, в отличие от античных философов, приводила несколько другие аргументы, чтобы обосновать свою правоту.

Так, например, папистика любила приводмить аргумент "А я папе пожалуюсь! Знаешь, кто мой папа?". Собеседник обычно пугался и переставал спорить.

Однако авторитет религии стал немного падать, и иногда в ответ на фразу "Знаешь, кто мой папа?" собеседник нагло спрашивал: "Ну и кто твой папа?". Поскольку священники часто сами не знали, кто их папа, потому что вообще-то им не разрешалось размножаться, и их размножение было большой загадкой, они обычно били собеседника кулаком в скулу. Такой способ ведения споров получил названия скуластики.

Жадность священников, отбиравших у мирных крестьян десятину, вызывала в народе большое возмущение. Народ возмутился настолько, что стал подумывать, а не прогнать ли их. Но для этого были нужны аргументы, что сподвигло мыслителей на новые философские исследования. Эти исследования жестко критиковали священников. В народе стали поговаривать: "Вот мы всех жадин-попов распатроним - и наступит новое время". Поэтому философия, направленная на критику традиционного церковного подхода, получила название "философия нового времени".

Видными философами нового времени стали Пежо Додекарт и Фрэнсис Ветчина. Оба они продвигали давно назревшую идею о том, что жадина - говядина. Однако их методы были разными.

Додекарт заявил, что жадина - говядина, пустая шоколадина. На вопрос, где он видел пустую шоколадину, он сказал, что нигде ее не видел, но он ее мыслит - следовательно, она существует.

Ветчина утверждал, что жадина-говядина, соленый огурец. По полу валяется, никто его не ест. В качестве обоснования он предъявлял банку соленых огурцов и предлагал экспериментально убедиться в его правоте. Для этого нужно было последовательно съесть все огурцы из банки, но оставить нетронутыми те, которые в процессе вытаскивания из банки были уронены на пол, что, по его расчетам, должно было подтвердить его гипотезу.

Проблема пустой шоколадины и соленого огурца долго волновала философов. Джон Анлокк много размышлял на эту тему. Он думал, почему один и тот же объект, жадина, так по-разному воспринимается разными наблюдателями? В конце концов он понял, что и шоколадину, и огурец мы воспринимаем чувствами. А чувства у всех разные. Кому-то не нравятся огурцы - он их избегает и воспринимает только шоколадины. А узнать, говядина ли это на самом деле, мы никогда не сможем - мы будем воспринимать ее только как шоколадину либо огурец. Однако он понимал, что этот вывод не снимает противоречия, и поэтому не особо гордился своими исследованиями.

Первая заслуживающая внимания теория, снимающая противоречие между пустой шоколадиной и соленым огурцом, была сформулирована известным философом Кентом. Кенту удалось ответить на вопрос: так кто же на самом деле жадина - говядина, шоколадина или огурец? Теория эта, озаглавленная "Старение в пределах только разума" отличается удивительной стройностью и внутренней непротиворечивостью и звучит так: "Будешь много знать - скоро состаришься". Агностицизм Кента не особенно понравился его современникам, однако противопоставить ему свою последовательную и логичную теорию они не смогли. Некоторые заявили Кенту "Сам ты дурак!", но не смогли обосновать этот тезис.

Тезис "Сам ты дурак" получил широкое распространение благодаря своей простоте и незатейливости, и крупнейшие философы не прекращали попыток найти ему достаточное обоснование. Но только известному мыслителю Гогольмоголю удалось сформулировать простые и интуитивно понятные тезисы, которые позволили ему логически доказать парадигму "сам ты дурак" и положить начало конца агностицизма Кента. Этих тезисов было три:

1. Куришь табак.
2. Спички воруешь.
3. Девчонок целуешь.

Таким образом, агностицизм Кента получил сильный удар, от которого долго не мог оправиться. Один из современников Гогольмоголя, Шницельгауэр, попробовал возразить "Да ты сам дурак". Доказать, почему это так, Шницельгауэр не мог, но говорил, что так ему подсказала интуиция. Однако Гогольмоголь ответил: "Нет, это ты дурак, а я умный", сделав спор в этой плоскости бессмысленным. И хотя Шницельгауэр не смог опровергнуть Гогольмоголя, его теория "Да ты сам дурак" намного легче запоминалась, благодаря чему она получила широкое распространение.

Все попытки философов опровергнуть три тезиса Гогольмоголя закончились безуспешно, поскольку его второй тезис рифмовался с третьим, а первый рифмовался с концепцией "сам дурак", что давало его теории неоспоримое преимущество. Некоторые даже высказывали предположение, что тезисы Гогольмоголя носят всеобщий характер и потому не могут быть опровергнуты в принципе.

Сдвинуться с мертвой точке удалось только известному философу Нифигацше. Нифигацше был сторонником Шницельгауэра, но, занимался в основном не метафизикой, а этикой. Он пошел по пути Шницельгауэра, но не стал пытаться опровергнуть аргумент "Нет, это ты дурак, а я умный". Вместо этого он рассуждал так: "А хорошо ли это - быть умным? И этично ли это - быть умным?". Нифигацше понял, что многие ценности, например, умность, давно уже устарели, и человечество нуждается в новых ценностях. Но для того, чтобы создать новые ценности, необходимо разрушить старые. Разрушать ценности непросто, но Нифигацше благодаря своей гениальности сумел сделать это, опубликовав ничем не доказанный, но изящный по своей внутренней структуре трактат из четырех слов: "Умный - по горшкам дежурный". Свой трактат Нифигацше озаглавил "Так говорил Зибендихьдасгроссенмихьбудустра", чтобы как-нибудь его озаглавить.

Нифигацше не оставил никаких объяснений, какие горшки следует иметь в виду - цветочные или ночные, и в чем заключаются обязанности дежурного. Сразу после опубликования своего тезиса он сошел с ума и не высказал больше ни одной умной мысли, посвятив остаток жизни цветоводству.

Идеи Шницельгауэра и Нифигацше получили дальнейшее развитие в философских теориях Хаудуюдугера. Хаудуюдугер разработал логическое завершение цепочки "Да ты сам дурак" - "Нет, это ты дурак, а я умный" - "Умный - по горшкам дежурный" красивой теорией, рифмующейся с самой собой: "Все горшки обошел, кусок золота нашел". Эта теория получила название Экскусокзолотализма.

Кусок золота Хаудуюдугера носит мистический характер. Разум неспособен понять, откуда в горшке взялся кусок золота, но интуиция позволяет заключить, что этот кусок золота действительно был там найден. Религиозный Экскусокзолотализм заявляет, что кусок золота был сотворен Богом, а светский Экскусокзолотализм не способен объяснить этот факт. Впрочем, он и не ставит перед собой такой задачи, предоставив каждому объяснять экзистенцию куска золота самостоятельно.
© Панда
---

ps
фишка системности
https://deep-econom.livejournal.com/177431.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments